На русском языке













3 января 2018
.
75 ЛЕТ НАЗАД В ДЕРЕВНЕ КРАСНЫЙ ЯГ БЫЛ ОРГАНИЗОВАН СЕЛЬХОЗЛАГЕРЬ, А ВСЕ ЖИТЕЛИ ВЫСЕЛЕНЫ В БЫЗОВУЮ.

Из воспоминаний Бажуковой (Головиной) Ульяны Ильиничны, 1936 г.р., уроженки п. Красный Яг Печорского района.

В июле 1943 года деревню нашу ликвидировали, так как на ее месте организовали отделение лагеря.
Показать полностью…
Ликвидировали колхоз, всех колхозников со скудным скарбом погрузили на баржу и перевезли на Бызовую.
А в наши дома расположили лагерное начальство и лагерное хозяйство, образовав в Красном Яге сельхозлаг.
Я помню этот переезд. Это было как на войне. Овцы блеют, коровы ревут, бабы голосят, дети плачут. Я тоже сильно плакала из-за пропавшей самодельной куклы, которую из тряпок сделала мне сестра Зина. Страшно было оставлять дом и хозяйство. Картошка как раз очень обильно цвела, обещая богатый урожай.
Кто что успел забрать из дома - скудные пожитки орудия труда - растащила детвора д. Бызовой, когда пожитки были выгружены на берегу.
На Бызовой обещали поселить нас по трем баракам, но бараки были не достроены, нас выгрузили на берег и оставили под открытым небом.
Нас забрала к себе родственница – тетя Ирина, если бы не она, мы
бы погибли.
Некоторые сбежали назад в Красный Яг. В частности Канева Ульяна Анисимовна успела вернуться, пока их дом не заняли. Она устроилась работать и жила не плохо.
Но наша мама всего боялась и против власти не могла идти. Наша корова умерла от голода в первый год на Бызовой.
А по началу ели лепешки из пихтовой коры (слой под корой) с черемухой. Белый мох смешивали с мукой. Спасались тем, что мать сама научилась ставить силки на дичь, ловила рыбу, этим и кормились.
Потому что всю сельхозпродукцию забирали в колхоз до последнего колоска. У матери была собака, которая сопровождала ее по лесу. Так и помнят односельчане мою мать - идет, а впереди собака и корова. Рыбачка была хорошая, налимов ловила до глубокой старости. Нас защищать было некому, поэтому частенько обижали. Однажды председатель колхоза сильно нахлестал меня по рукам, когда я спрятала две картошины на колхозном поле во время уборки. Хотела отнести матери и брату, в годы войны и первые послевоенные годы паек хлеба для взрослых был 250 грамм, а для детей - 200.
Мать воспитывала нас в строгости. Если пойдешь за хлебом и принесешь хлеб без припека скажет: «Свою порцию ты уже съела». Сахара мы не видели. На Бызовой еще в 50-годы голодали.
Мать нас научила плести на крючке, делали рукавицы, пояса обменивали у оленеводов на мясо. Ездили в лагерь Красный Яг и продавали там на хлеб.
Вяжешь столько, что все пальцы в крови. Я училась в старших классах в Приуральском, который тогда назывался Ворошиловкой.
Мама умерла в 1982 году.

Из фондов Печорского историко-краеведческого музея.
Записано Т.Г. Афанасьевой 11 марта 2003 г.,
п. Красный Яг.
yP2zoOIljGQ.jpgfLnkzYBLzR8.jpg

Comments (0)

Добавить комментарий
:
:
: